среда, 25 июня 2014 г.

Призвание человека (Ананда Кумарасвами)

Традиционная цивилизация предполагает соответствие внутренней природы человека его призванию. Насильственное нарушение этой гармонии отравляет сам источник жизни и создаёт бесчисленные разногласия и беды. Представитель «цивилизации» не понимает этого, так как сама идея призвания потеряла для него смысл и превратилась в «предрассудок»; «цивилизованный» человек, будучи чем-то вроде экономического раба, может быть задействован, или задействует себя в любой работе, которую требует материальная выгода или навязывает тщеславие, при полном пренебрежении его индивидуальным характером, и он не может понять, что лишить человека его наследственного призвания значит в точности лишить его «жизни» в гораздо более глубоком смысле, а не просто экономически.

Первобытное мышление. 

вторник, 24 июня 2014 г.

Око сердца (Ананда Кумарасвами)

В храме есть окна и двери, из которых пребывающий внутри может посмотреть и выйти наружу, или напротив – вернуться к самому себе; в теле этому соответствуют «врата чувств», через которые можно смотреть наружу во время активности, или вернуться в «сердце» своего бытия, когда чувства отделены от своих объектов восприятия, то есть при глубоком сосредоточении. Однако, теоретически существует и другая дверь или окно, досягаемые только при помощи лестницы или верёвки, на которой «висит» наше бытие, прикрепляясь к своему высшему источнику, и посредством которой можно выбраться из всех пространственных структур, и не быть на одном уровне с их основанием, или даже в нём самом, но находиться только над ними. В человеческом теле этот выход представлен родничком, открытым при рождении, и вновь открываемым при смерти ритуальной трепанацией черепа, хотя и при жизни он может быть открыт при помощи верных духовных практик, так как это «отверстие Бога» (brahma-randhra) соответствует «цели» или «сердечному оку», с микрокосмическим градом Божьим внутри, который покидает Дух после смерти. По своей архитектуре, brahma-randhra, отверстие черепа или рукотворного храма соответствует слуховому окну, отверстию дымохода, или световому окну (Lichtloch) традиционного жилища.

"Индийский храм: Кандарйя-Махадео"


понедельник, 23 июня 2014 г.

Сказочная страна (Ананда Кумарасвами)

«Вращающийся замок» «принадлежит к той же общей категории, что и постоянно хлопающие двери и сталкивающиеся скалы, [симплегады]... Он также имеет особое значение когда речь идёт об описании иного мира». Этот иной мир – это одновременно рай и мир умерших (1), в послехристианском фольклоре отождествляемый со Сказочной Страной; он может располагаться за морями на западе, или под его волнами, или в небе, но всегда различными способами защищён ото всех кроме избранного героя, который достигает цели своего Поиска. Это индийский «отцовский берег» и Брахмалока, и второе из этих понятий особо значимо потому, что Брахмалока – это «земля, откуда не возвращаются» или «val sans retour». Этот иной мир может изображаться как вращающийся замок или город, или как замок с непрерывно закрывающимися или вращающимися вратами.


[1] «Зевс иль Аид, каким бы именем Ты ни звался» (Еврипид, Nauck, fr. 912); Платон, Законы 727D «Аид… тот мир где Боги», ср. Федон 68AB, «Аид», там и только там может быть обретена чистая мудрость. Отличие рая от ада не в месте, а во входящем; Пламя, как любит говорить Якоб Бёме, одно и то же, но оно может стать любовью тех, кто любит, или ненавистью тех, кто ненавидит. Так, в кельтской мифологии, Счастливый Страж и Печальный Страж как место – это одно и то же, и различаются они только с нашей точки зрения. Это значительная деталь для иконографии «Врат».

воскресенье, 22 июня 2014 г.

Ритуал жизни (Ананда Кумарасвами)

Грех, санскр. апарāддха, «промах по цели», любое отклонение от«направления к цели», это своего рода неуклюжесть, возникшая из-за недостатка умения. Существует ритуал жизни, и в его исполнении важно чтобы всё сделанное было сделано верно, в «лучшем виде». И не имеет никакого значения, что кто-либо чувствует по отношению к работе, которую нужно выполнить или жизни, которую нужно прожить: все подобные ощущения являются предвзятыми и самонадеянными. Но если, помимо точного выполнения ритуала или действия, человек также понимает его форму, если все его действия являются осознанными а не просто инстинктивными реакциями на ожидаемые или ощущаемые удовольствие или боль, это осознание стоящих за всем принципов немедленно располагает к духовной свободе.Другими словами, когда само действие является верным, оно является тогда символическим и составляет дисциплину, или путь, при следовании которому должна быть достигнута конечная цель; с другой стороны, каждый, кто действует несоответствующим образом имеет своё собственное мнение, и «зная что он предпочитает» сводит свою личность до простой индивидуальности.

Из Эссе "Первобытное мышление"
Книга готовится к изданию.

воскресенье, 15 июня 2014 г.

Срединный путь (Ананда Кумарасвами)

 
Знающий, для которого противоположности никогда не имеют абсолютной силы, но являются только логическими оконечностями разделённой формы (как, например, прошлое и будущее вечного настоящего), не превосходит, но скорее переправляется (ati-piparti, atyeti,
διαπορένεται) через их «северность и южность», или, можно сказать, «полярность», в то время как эмпирик разбивается или поглощается опасными альтернативами (быть или не быть, и т.д.) выбора между которыми не может избежать.

Эссе "Симплегады". 

Тем кто не нашёл (Ананда Кумарасвами)

Две створки «Движущихся Врат» сталкиваются не только из-за устройства врат, но являются, в то же время, «парами противоположностей» любого рода, между которыми должен пройти герой в Поиске Жизни, без надежды или страха, спешки или промедления, но напротив, в невозмутимости перед любым выбором. Когда Александр искал, он не нашел того, что Хизр нашёл не искав (Искандер Нāме LXIX.75). На первый взгляд, «ищите, и найдете» – это очень удобная теория; но следует уяснить, что если кто-либо не нашёл, то он на самом деле никогда и не искал.

Эссе "Симплегады"

суббота, 14 июня 2014 г.

Врата Истины (Ананда Кумарасвами)

Врата как препятствие – это «небесная преграда» (avarodhanaṃ divaḥ, Р̣В. IX.113.8.), которая отделяет мир смертного под Солнцем от мира бессмертного над ним; солнечные врата это «Врата Истины» (Ӣш́ā Уп. 15, и далее), и значит они «опора знающим и преграда незнающим».

Эссе "Симплегады" 

пятница, 13 июня 2014 г.

Война богов (Ананда Кумарасвами)


Противоположные интересы богов и титанов примиряются только тогда, когда, как говорится в ведической и христианской традициях, когда жертва превращается в самопожертвование, но именно добровольное самопожертвование. Это только с нашей временнóй человеческой точки зрения кажется, что «добро и зло» противоположны друг другу, но «для Бога все вещи хороши, честны и справедливы» (Гераклитий, Fr. 61), «для него во всех спорах правы обе стороны» (Р̣В. II.7.15).

Эссе "Симплегады"

четверг, 12 июня 2014 г.

Фигуры мысли (Ананда Кумарасвами)

Василий Петрович Щеголёнок - один из последних русских 
сказителей, получил от деда и пел множество былин.
Образы сказителя, которые он сам не создавал, но получил и бережно передал, это не просто фигуры речи, но всегда фигуры мысли, и бессмысленно задаваться вопросом, что появилось раньше – символ или его значение; миф или его ритуальное исполнение. 

Эссе "Симплегады".


вторник, 10 июня 2014 г.

Солнечные врата (Ананда Кумарасвами)



Небо – это «вращающаяся преграда», а Солнце – его «движущиеся врата». 

Эссе "Симплегады".

Источник мифа (Ананда Кумарасвами)

 Верх сосуда из Скандинавии.
То, что мифы передаются народом на протяжении тысячелетий, которому они были доверены, никак не доказывает их народного происхождения; как раз наоборот – Vox populi vox Dei.

Эссе "Симплегады"

воскресенье, 8 июня 2014 г.

Украсть своё бессмертие (Ананда Кумарасвами)

Очень примечательно, что «Движущиеся Врата», через которые должен пройти любой из мифических героев, нужно преодолевать со всей скоростью и внезапностью, и даже лишившись при этом своего «хвоста»; которым может быть, как мы видели на примерах выше, корма лодки или один из двух братьев, а если говорится о стае птиц (голубей Зевса или гусей эскимосского сказания) – последний из их черёда, или пойманный преследователь победившего героя. Яркие примеры такого рода можно привести из широко распространённого в искусстве и сказках сюжета о «зайце и гончих». Вряд ли нужно напоминать, что заяц есть одно из многих существ (птиц, людей или животных)[1] которые играют роль героя в Поиске Жизни, или что собака есть один из многих видов стража Древа Жизни; какие бы частные способы выражения, находимые в наших примерах, не использовались для символизма похищения из охраняемого «запретного сада» или «замка».


[1] Например, боров, «похититель прекрасного» (vāma-moa), т.е. Сомы, ТС. VI.2.4.2. Великолепная румынская версия легенды объясняет «Почему у аиста нет хвоста»: воду жизни и смерти можно найти только пройдя между двух постоянно сталкивающихся гор в долину за их пределами; она принесена аистом, который, возвращаясь, едва проскользнул обратно, потеряв хвост (F.H. Lee, Folktales of All Nations, Лондон, 1931, стр. 836-838).

Эссе "Симплегады", перевод готовится у изданию.

суббота, 7 июня 2014 г.

Об уровнях службы (Ананда Кумарасвами)

Тело, храм и вселенная аналогичны, а значит, любое богослужение, отправляемое внешне и видимо, может быть также совершено внутренне и невидимо, а «явный» ритуал является, на самом деле, не более чем средством или опорой для созерцания, а внешние средства имеют своим завершением и целью познание Того, кто есть Первый, Господин, Умопостигаемый, который находится за пределами всего видимого. Также безо всяких сомнений говорится, что «вся земля божественна», т.е. может служить алтарём, но, тем не менее, место намеренно выбирается и готовится для совершаемого жертвоприношения, а верность расположения зависит не только от него самого, но от мастерства жреца; это место всегда располагается на светлой возвышенности и в центре, или в пупе земли, а также ориентировано на восток, так как «с востока на запад приходят боги к людям» .

Эссе "Индийский Храм: Кандарйя-Махадео"


Роща

Он открыл глаза, перед ним была роща
Прозрачная от света, птицы сидели на ветвях.
Птицы молчали, но их пение было прекрасно.
Тысячу лет он был там не уходя.

Он вышел из рощи, и в руке появился меч.
Каждый взмах рождал и сокрушал зверя.
Однажды меч сломался.
Многих успел он победить.

Он искал меч, собирая по частям.
Путешествовал в поисках.
Но всё что он составлял не подходило друг к другу.
Многое узнал он.

Он увидел, что уже ничего не видит.
И в лохмотьях скитался он по ущельям от источника к источнику.
Оставили его ручьи, и он умер.
И увидел он рощу.

Художник Руслан Мигранов.


пятница, 6 июня 2014 г.

Символизм лотоса (Ананда Кумарасвами)




«Плавающие острова» это, как правило, хотя не исключительно, индийский сюжет. «Миры» или состояния существования часто подаются как острова (dvīpa), Индия, например, это Джамбудвӣпа. Эта Земля есть именно такой остров, сначала затопленный, и поднятый в начале из глубин; и именно он служит основой соответствующего символизма Земли как цветка или листка лотоса, развернувшегося на поверхности космических вод в ответ на свет Солнца – «единственного лотоса неба» и для его отражения: следовательно, лотос, или лотосолистная форма (которая стала в позднем греческом искусстве иониками с остриями в промежутках) олицетворяет собой изначальное «основание» бытия. 

Эссе "Симлегады"

Уйти из вселенной (Ананда Кумарасвами)

Способ «вырваться из вселенной» (Гермес Трисмегист, Lib. XI.2.9; см. прим. 48) в этот другой порядок Божественной Тьмы, которую Дионисий описывает как «слепящую предельным светом» и в которой тьма и свет «находятся не отдельно друг от друга, но вместе друг в друге» (Якоб Бёме, Three Principles, XIV.78) есть единственная стезя, «прямой путь», который проникает в исходную «точку» в которой противоположности переходят друг в друга: их единство может быть достигнуто только проникновением туда, где они окончательно совпадают. И это место находится, в конечном итоге, ни во времени и пространстве, но внутри тебя; «Конец мира не найти, идя к нему, он внутри этого тела длинной в сажень, в которое нужно совершить паломничество».



Эссе "Симплегады"

среда, 4 июня 2014 г.

Творчество традиционного искусства (Ананда Кумарасвами)

Любое устремление переходит в творчество. Но его результат является «собственностью» создателя не более, чем условия, которые вызвали его появление; это открытие правильного пути решения заданного вопроса, а непросто частный способ его решения. Следовательно, традиционное искусство это ни коим образом не «самовыражение». Мастера средневекового и восточного искусства подписывали свои работы только в порядке исключения.

 Эссе "Философия средневекового и восточного искусства".

Личностное и безличностное понимание Бога (Рене Генон)

Как должен пониматься Верховный Принцип, абсолютный и универсальный, называемый религиозными учениями Запада «Богом»; как личностный или безличностный? Этот вопрос породил бесконечные и к тому же совершенно пустые споры, так как сам происходит из обрывочных и неполных о нём представлений, примирить которые без выхода за пределы их особой области, теологической или философской, нет никакой возможности. Метафизически Принцип является одновременно и личностным и безличностным, в соответствии со способом, которым он рассматривается: безличностным, или, если угодно, «сверхличностным», он является в самом себе; личностным – относительно универсального проявления, но, в любом случае, без того, чтобы эта «божественная личность» даже в наименьшей степени принимала антропоморфный образ, так как «личность» не должна приниматься за «индивидуальность». 

Общее введение в изучение индусских учений, 1921. 
Перевод Маковчика.


Изображение - Бхайрава.