суббота, 31 мая 2014 г.

Высший героизм



Сила царей (Ананда Кумарасвами)



Лук, как символ силы соответствует концепции о силе Божьей, дарованной Гавриилом Адаму для его защиты. Именно с этой точки зрения мы можем понять широко распространённые ритуалы с пусканием стрел в четыре Стороны Света; ср. Р̣В. VI.75.2: «С луком пусть мы завоюем земли». Из Курудхамма Джāтаке (Дж. II.372) мы узнаём, что цари на трёхлетнем фестивале «украшали себя с величайшей тщательностью, и одевались подобно богам… представая перед Яккхой Читарāджей они должны были выстрелить по четырём направлениям стрелок компаса, украшенных цветами». В Египте выстрелы из лука в четырёх направлениях пространства были частью ритуала коронации фараонов. В Китае, при рождении престолонаследника, глава лучников «с луком из тутового дерева и шестью стрелами из веток дикого рубуса стрелял в Небо, Землю и четыре Стороны Света (Ли Цзи X.2.17); так же происходило и в Японии.

Из эссе "Символизм Стрельбы из лука", готовится к изданию. 


пятница, 23 мая 2014 г.

Парное число


Проявление мира – это создание многого из одного, или его разделение, или принесение в жертву. Об этом говорят мифы о жертвоприношении Пуруши и Осириса и многие другие. Чтобы мир не прекращал существования, этот процесс должен постоянно воспроизводиться. Это постоянное обновление равнозначно причастию, непрерывному процессу, который только снаружи выглядит дискретным. Его этапы, ступени этого процесса постоянной (sadā) жертвы первоначала – века, или эры истории мироздания.
Первым шагом такого разделения является образование пары, так как, первое движение разделения делит целое именно на две части. О ней говорят разными именами – творец и творение, небо и земля, сущность и субстанция, пуруша и пракрти, брахман и майа, Шива и Шакти, ян и инь; продолжать можно очень долго; отличаются в этих случаях способы разделения, или, точнее, рассмотрения; неизменным остаётся количество составляющих, и двойка действительно фундаментальна, т.к. все последующие числа (менее в количественном, а более в символическом смысле), рассматриваемые как нумерологические числа составляющих универсальной иерархии, являются только выделением составляющих между этой первой парой, и такое дробление можно осуществлять неограниченно долго. Так, троица – субъект, объект и отношение (Отец, Сын и Дух) состоит из первой пары (которую здесь представляют объект и субъект) и связи между ними – духа. Именно из-за своего подчинённого здесь значения он всегда перечисляется третьим. Те же отношения в связке атман, джива и жняна, где роль связи выполняет знание, которое упраздняется при отождествлении субъекта и объекта, что возвращает три к двум, чтобы и два вернуть к Одному. Об этом сказано так:

Из писаний поняв мудрость – то высшее знание,
как солому ради зерна, совсем пусть отбросит писания.

Амритабинду Упанишада, 18.

 Своим предопределённым результатом первое разделение существенно отличается от деления дальнейших ступеней, так как последующие действия уже не имеют определённого результата. Таким образом, между двойкой и всеми остальными числами не равными единице пролегает граница, после которой начинается область случайного и частного. Первая пара сочетает в себе определённость, и изменчивость и является границей между неизменностью единицы и множеством, начинающемся с тройки. Второе движение деления может разделить изначальное целое как на три, так и на четыре части, и именно поэтому за тройкой начинается область изменения и неопределённости.
Обобщение, или синтез, – путь к источнику проявления, разделение или анализ – путь в множество, неспособному исполнить и завершить себя; часто символом бесплодного по отношению к высшей цели служит накопление богатств или иного конечного результата. Попытка достижения бесконечного аналитическим способом, что в случае неопределённого множества невозможно, сравнивается с бездной ада и выражается в метафорах наподобие «пить и не напиться», что указывает на ошибочность самого метода, которым предполагается достичь результата. Дуалистическое рассмотрение мира следует, безусловно, верным путём, собирая или группируя множество вокруг двух полюсов, но дальнейшее движение наверх, к Единому, которое и является конечной целью, подразумевает качественно иное действие, состоящее в стирании самого понятия границы субъекта и объекта познания (см. "Традиционное понимание нетрадиционного"). Если какое-то учение принято называть дуалистическим, это вовсе не означает, что оно такое само в себе, ведь действие собирания, применённое к множественности и стирающее границы между всем у одного и всем у другого полюса (о мáлѣ бы́лъ еси́ вѣ́ренъ, надъ мнóгими тя́ постáвлю, Мф. 25:21) даже по инерции подразумевает стирание границы между двумя конечными полюсами.
Например, учение санкхйи (само название которой значит «подсчёт») как раз направлено на сведение, калькуляцию всей множественной области в пару пуруши и пракрти, и не имеет значения, что более высокую область единства санкхйа подчёркнуто не рассматривает.
Исходя из этого становится понятно, почему все древние языки имеют парное число отличным от множественного, и соответственно, можно увидеть, как в современных языках множественность (олицетворяемая подчёркнуто трёхглавым демоном, например, в Ведах, Авесте и русских сказках, что есть то же что и Цербер, которого нужно победить для выхода из аида) захватила в современном сознании область парного (И от­вѣщá [дýх нечи́стый] глагóлялегеóнъ и́мя мнѣ́, я́ко мнóзи есмы́. Мк. 5:9). Этот же принцип приложим и к алфавиту, и первой дуальностью в нём является фундаментальное разделение на гласные и согласные звуки, которое лежит в основе самой речи.
Санскритское слово акшара аналогично русскому «слог», под ним понимается как сам гласный звук, так и его сочетание с одним или несколькими согласными, и даже слово. Что же значит такое акшара? В первую очередь гласный, безо всякого отношения к согласным. Обычно этимологически слово акшара рассматривают в смысле неразрушимости, неделимости. Действительно, ни одного согласного звука нельзя произнести без гласного, и поэтому этот сочетание неделимо, но равнозначны ли слагаемые? Ни в коем случае, так как согласный без голоса не имеет никакого звучания, а гласный, напротив, образует слог в одиночестве. Построение письменности вокруг пары гласный-согласный находимо во всех древних индоевропейских, и не только индоевропейских письменностях. Слово акшара, помимо сказанного выше, не может быть не связано с  «акша» – ось (лат. axis). Действительно, один гласный является осью, на которую можно нанизать любое количество согласных при словообразовании. Дхату (корни) санскрита образованны именно вокруг одной гласной. 
«Из букв я – "А"» говорит Кришна в Бхагавад Гите (10:33), и написание в деванагари именно этой гласной, стоящей и поныне первой в алфавитах представляет собой вертикальную черту, обозначающую ось.
Весьма вероятно, что именно проза, как речь лишенная гармонии, появляется при вырождении, а поэзия является первоначальной речью. Это предположение косвенно подтверждают древнейшие из имеющихся текстов – изобилующие множеством размеров, которые впоследствии только сокращались и терялись, логическим завершением чего и надо считать прозу – отсутствие всякого размера. Слоговая часть метрической науки, как науки о ритмах поэтической речи, также свидетельствует о первичности гласных звуков, ведь, как известно, именно количество гласных строки является первичным параметром поэтического размера. Лишним будет добавлять, что количество согласных, как правило, не рассматривается и может иметь значение только в некоторых особых случаях. Например,  аллитерация – или рифма по сочетаниям согласных – уникальное, но относительно позднее и западное явление, которое никак не затрагивает сути вопроса.
В санскрите невозможно последовательное произношение двух гласных без остановки говорения между ними, в то время как согласные могут соединяться друг с другом в любом количестве. Сам принцип образования лигатур на письме как раз и отражает их неразличимость, пассивность и определённую неполноценность по отношению к той гласной, на которую они, как на ось, крепятся. Слово вйаньджана (переводимое обычно как «согласный звук») имеет смысл «украшения, уточнения, развития». Но, все эти действия должны быть применены к чему-то, являющемуся изначально обширным, трудно понимаемым, сокрытым в себе. Очевидно, что эти свойства имеет именно гласный звук, а точнее его смысл (как корня), который именно и позволяет раскрыть и сделать себя конкретным и частным подобным образом.
Махешвара-сутры, являясь источником и санскрита и науки о нём, которая потребовалась с течением времени, начинаются с гласных, которые переходят в полугласные, и завершаются согласными. Здесь это аналогично принципу построения трёх миров – непроявленному (как источнику всего), тонкому (как посреднику), и грубому (как окончанию творения). Эти рассуждения можно продолжать, говоря о гунах и тримурти, но это тема для отдельного рассмотрения.

 Кто знает алфавит, что есть слоги? 
Сканда Пурана 1.5.22.





Время в конце времён


понедельник, 19 мая 2014 г.

Источник наследия (Ананда Кумарасвами)

Нельзя сказать, что «примитивные» люди никогда не осознают источник своего наследия. Например, «Доктор Малиновски настаивает, что мышление аборигенов Тробрианских островов, магическое, аграрное или какое угодно ещё, не имеет человеческого происхождения. С незапа-мятных времён оно составляет часть наследия, которое передаётся из по-коления в поколение. Как и социальные институты, оно было создано в эпоху мифов, героями, которые основали цивилизацию. Это и объясняет его святость. А также эффективность» . 

Эссе "Первобытное мышление"


Интеллектуальность первобытного искусства (Ананда Кумарасвами)

Утратить искусство думать образами значит утратить понимание языка метафизики и опуститься до словесной логики «философии». В действительности, содержание такой «абстрактной», или скорее, «принципиальной» формы как неолитическое солнечное колесо (в котором мы видим только свидетельство «поклонения силам природы», или даже «персонификацию» этих сил), или круг с центром и радиусами или лучами, настолько богато, что его можно полностью изложить только во многих томах, учитывая, что оно включает приложения, едва ли выразимые словесно; сама природа первобытного и народного искусства непосредственно подтверждает его сущностно интеллектуальное содержание. 

Из эссе "Первобытное  мышление"

среда, 14 мая 2014 г.

Достижение искусства (Ананда Кумарасвами)

Дюрер. Автопортрет. 1500.

С точки зрения подмастерья, соответствующего своими качествами занимаемому месту, искусство, над которым ему нужно трудиться это не дар, а наука, которой нужно овладеть. Дюрер мыслит в традиционном ключе, утверждая: «заведомо известно, что никогда ни один человек не сможет, опираясь на свои личные измышления, создать прекрасное изображение до тех пор, пока многими трудами не запечатлит его в разуме. И оно, следовательно, уже не может быть названо его собственностью; это постигнутое и изученное искусство, которое само сеет, растит и жнёт свой плод. И тогда, стяженное тайное сокровище сердца открыто появляется в работе, и новое создание, которое взрастил человек в своём сердце, принимает форму вещи» .

Эссе "Философия средневекового и восточного искусства".

вторник, 13 мая 2014 г.

Свобода индивида в традиционном обществе (Ананда Кумарасвами)

Часто предполагают, что в традиционном обществе, при племенном или родовом укладе, в которых народная культура расцветает сильнее всего, индивид вынужден деспотично подчиняться правилам жизни, которую он ведёт. Хотя вернее будет говорить, что при таком укладе индивид лишается своего тщеславия. Совершенно несправедливо полагать, что в традиционных обществах индивидуальность держится в строжайших рамках: только при демократическом, советском и диктаторском строе образ жизни навязывается индивиду извне. 

Из эссе "Первобытное мышление".

Санскритские изречения: о правде, которую стоит говорить



понедельник, 12 мая 2014 г.

Традиционное понимание нетрадиционного

Ригведа, йаджурведа ... вйакарана, миманса ... веданта, йога, ... артхашастра, теория йванов - таковы тридцать две видйи.
(Шукранитисара 4.3.59)
   
 Врожденную дхарму, даже с грехом сопряженную, сын Кунти,  Нельзя оставлять, ибо все начинанья окутаны грехом как пламя дымом. 
(Бхагавад Гита 18.48)


Каждый исследователь традиции находит в ней иное, отличное от современного понимание мира. Жизнь для него теперь - не срок существования тела, а духовный путь,великая игра, постижение себя и мира. Работа и повседневная жизнь для него - не утомительная рутина, а дело, практика и даже сандхана. Приём пищи или гостей в доме - небольшой ритуал. "Истина - это моя мать, знания - мой отец, мой профессиональный долг - это мой брат, спокойствие - моя жена, а всепрощение - мой сын. Эти шестеро - члены моей семьи". Человек делает выбор жить иной жизнью и оберегает свои действия от всего, что признаёт нетрадиционным. Тем самым он поддерживает в себе и мире равновесие между "небом и землёй". В этом эссе будет рассмотрена самая вероятная ошибка, которую при этом можно совершить.

Разделяя все действия и явления на традиционные и нетрадиционные нужно провести между этими понятиями какую-то границу, но будет ли она одинаковой во всех случаях? Эта граница в каждой ситуации индивидуальна, и именно понимание её для каких-то условий места и времени позволяет создать Закон - который и станет этой границей запретного от верного. Очевидно, что конкретные приложения Закона различаются в зависимости от исторической эпохи и места применения, но, и это самое важное - глубинные принципы у него неизменны - в любой культуре есть понятия чистого и нечистого, достойного и недостойного для той или иной ситуации и так далее. Различается только форма этих ситуаций и, возможно, положение этой границы.

Но можно ли абсолютно и безапелляционно объявлять нечто "традиционным" или "нетрадиционным"? Что позволено Юпитеру, то не позволено Быку. Апостол Пётр говорит: "Вы знаете, что Иудею возбранено сообщаться или сближаться с иноплеменником; но мне Бог открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым" (Деян. 10:28). Очень немногие могут позволить себе стереть границу дозволенного и вредного. "Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною". (1Кор 6:12). Эта возможность и есть свобода, но проявляться она может в разных формах. Аскеты, не принимающие пищи годами свободны от граница голода и сытости, прозорливо видящие душу просителя старцы - от границы своей и чужой души. Таким образом, эта граница - зависима от времени и места (сам человек включается обычно во вторую из этих категорий).

Справедливо сказать, что стремящийся к истине стремится к свободе от всех границ, хотя её достижение совсем не обязательно вызывает те или иные явления, как в примерах выше. "Тот, кто знает свою ограниченность и не страдает от неё - свободен". Но как действует тот, кто ещё в пути, и делает его ступенями те или иные грани своей жизни? Такой человек заставляет себя "видеть свет во тьме, а тьму в свете", находить крупицу истины в любом месту мироздания - ведь истина, хотя бы в самой малой степени присутствует везде, так как именно причастностью к ней существуют все вещи, которые иначе просто были бы невозможны. Такой человек прилагает все усилия чтобы стирать для себя границы везде где возможно. Для него не существует непосильного дела, невыполнимого приказа или абсолютно некрасивой картины. Степень, в которой будет найдена истина совершенно не важна, важно само её достижение или хотя бы стремление, если попытка не увенчалась успехом, а отказ от стирания это границы и составляет двойственность в точнейшем смысле этого слова, как его использует веданта.

Конечно, понятие нетрадиционного и даже антитрадиционного обязательно будет присутствовать на индивидуальном уровне, так как любой индивид заведомо ограничен в возможностях и имеет те или иные предрасположенности и уязвимости, а значит, он может быт сбит с пути или замедлен в своём продвижении, что, на самом деле, одно и то же. Антитрадиционное тогда - дополнительная преграда на пути. Но если есть хотя бы временная возможность действовать из надиндивидуальной области, граница должна стираться.

Полностью неведическая, "варварская" философия йаванов (так называли западные народы и эллинов) (यवनं मतम्) в традиционном трактате включается в список как традиционная видйа - рядом Ригведой и кальпа-сутрами. Традиция не знает ошибочного мировоззрения, она знает более или менее широкое, способное с большим или меньшим количеством противоречий объяснить мироздание и суть вещей. О вайшешмке, близкой современному атомизму, в традиционных текстах говорится, что нужно отбросить её частные положения и принять только общие, которые не противоречат заданному критерию (установленной границе) - шрути. К слову, философия йаванов описана как "понимание Бога как невидимого творца этой вселенной, распознавание добродетели и порока без оснований в шрути и смрти, и вера в то, что шрути составляют отдельную религиозную систему". Над этим определением интересно поразмыслить.

В конечном итоге, без учёта индивидуальности, не существует нетрадиционных наук, а есть ограниченные, так традиция - это открытие сути вещей. Нет нетрадиционной политики, есть неэффективная, так как традиция - это организация государства и охрана подданных. Нет нетрадиционной музыки, есть негармоничная и грубая - так как традиция это гармония и способность выразить тончайшее, невыразимое. Не существует нетрадиционных обществ, есть только те, где традицию почти забыли, так как традиция - это порядок и ясность. Нет нетрадиционного мира, есть тот где традиция сейчас затемнена и будет открыта позже, так как традиция - это свет истины. Нет смерти, есть изменение формы, так как традиция это вечная жизнь. "Познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин. 8:32).





воскресенье, 11 мая 2014 г.

Санскритские изречения 1-5






О "загадочном Востоке" (Ананда Кумарасвами)

Мы романтики; почти ничего не зная о Востоке мы говорим, что он «загадочен», и называем «мистическими» многие явления, выраженные с точностью технического словаря, только потому, что мы сами с этим словарём не знакомы.
Ананда Кумарасвами.  Эссе "Философия средневекового и восточного искусства". 

пятница, 2 мая 2014 г.

Суровость и старая закалка



А мы не без меры хвалиться будем, но по мере удела, какой назначил нам Бог.
(2Кор 10:12)

Один, к устремлённости прибегнув, измельчает обстоятельства, как зубами пищу, другой же сам пережёвывается сильным. Устремленностью обретается совершенство, от устремленности путь к мудрости. Горестные вздохи о судьбе не свойственны мудрым.
(Йога-Васиштха 2.6.12; 2.7.15)

Сегодня часто можно услышать критику нашего общества как хранителя «советских пережитков» в виде неуважения к индивиду и его достоинству; критику жестких механизмов и форм проявления общественных явлений – войн, социальных институтов, норм законодательства, обычаев, привычек поведения и прочего. Как правило, такой взгляд на вещи сопровождается отстаиванием западных понятий - права человека и свобода самовыражения.

Образовательные и другие учреждения медленно, но верно двигаются к западным моделям типа «равный учит равного», а структуры с жесткой иерархией видятся как ущемляющие свободу человека, что особенно хорошо видно на примере армии. Внутри армии - на дедовщине. Современному молодому человеку не понятно, как кто-то его возраста может быть для него авторитетом. В действительности ему не непонятно как кто-то вообще может быть для него авторитетом кроме него самого. Фундаментальное понятие иерархии чуждо современному мышлению, его место заменила количественная разница какого-то параметра, которая может бы́ть, а может и не быть следствием иерархической разницы. Дедовщина создаёт систему в системе, всегда работающую систему с чёткими принципами и безусловной организацией.  Это только укрепляет армию создавая дополнительное измерение дисциплины. Причём эта система даже "демократична" - каждый, прошедший все этапы, занимает в итоге вершину пирамиды, выпадают только отказники,  принявшие на себя обязательства и отказавшиеся их выполнять. К слову, раньше таких людей обливали зелёнкой, окунали в Геную и выкидывали в кровати из окна, и никто, от этого не получал "моральных травм", только отмывали лица и залечивали, если не повезло, пару переломов. Сегодня любой отказник спрятан за каменной стеной видеокамер и возможности доноса: каждый понимает, что можно в любой момент нарушить обязательства и видимой кары не последует, ведь единственное что нельзя запретить товарищам - презрение, человеком без достоинства наказанием не считается. 

Эта обратная сторона такого пренебрежения личностью, та самая наша суровость в глазах современного человека, на которою часто указывают на примерах простых людей – наименее впитавших современные веяния и часто сохранивших дух своих отцов и дедов. Раньше путешественники с запада писали во многом об этом, когда говорили о нашей «загадочной душе», которая была им так непонятна. Конечно, это наследие не советских времён, а куда более древних, хотя, надо сказать, что это не какое-то полностью уникальное для наших стран явление, такие люди есть практически везде, но у нас, возможно, их всегда было больше. Греки - колыбель современных ценностей, описывали скифов севера как, во-первых, непобедимых, а во-вторых, как крайне жестких во всех своих нравах и обычаях. Санскритские тексты говорят о шакйах как о кшатрийском народе – народе воинов и войны. Традиция воспринимает рождение или смерть человека одновременно как космические события и как бытовые мелочи. Каждый человек - мир, но люди умирают и рождаются постоянно, как и миры, и этому процессу нет ни начала ни конца.

Что станет с нами, если эта черта суровости и молчания, граничащая с бесчеловечностью, исчезнет? В армии я видел старшие призывы, которые, в своё время многое терпели и выполняли гласные и негласные приказы не смотря ни на какие обстоятельства. Молодёжь заботилась, в первую очередь, о бытовых условиях и не стеснялась жаловаться по любому поводу. Надо ли задаваться вопросом от кого больше толку на учениях или войне? Надо ли вспоминать Великую Отечественную и те условия, в которых, а точнее, не смотря на которые, мы побеждали? 

Ананда Кумарасвами упоминает, что понять традиционное искусство можно только поняв принцип свободы традиционного человека - не для себя, а от себя. Первый подход всегда направлен во вне, это фундамент современных ценностей. Можно сказать - ценностей индивида, ограниченного по определению, но претендующего на универсальность. Второй принцип, или самопожертвование – основа любой традиционной цивилизации и, тем самым, коренная причина этой самой суровости, которая привана оторвать личность (атман) от ограниченной индивидуальности (дживы), уничтожая и унижая последнюю тем или иным способом. В санскрите для обозначения отдельного человека ещё используется слово дравйа, которым обозначается также подношение, сжигаемое в жертвенном огне (рус. дрова). Этот способ разотождествления с ограниченным индивидом, – общепринятая в культуре садхана, а что делает общество единым если не общие надиндивидуальные принципы? Для христианского общества это добродетель смирения, что означает способность придать своей воле тот вектор, который нужно, подчинить и покорить её, совершить героический поступок. Массовая культура ярко популяризирует образ бунтаря, но забывает упомянуть, что такая стратегия, стратегия жизни виры (героя) - это, прежде всего, внутренняя аскеза, а не внешние действия, к которым нужно прибегать только в самых крайних случаях. Об этом говорит Лао Цзы.

Пусть государство будет маленьким, а население - редким. Если в государстве имеются различные орудия, не надо их использовать. Пусть людям до конца своей жизни не уходят далеко от своих мест. 
(Дао дэ Цзин, 80)

Современные общества атомизированных индивидов не являются едиными, так как индивидуальное, поставленное во главе угла только разделяет людей.

Глубокое ощущение разницы между собой и другими, вражда и ссоры с другими людьми - всё это рождается сердцем, в котором недостаёт сострадания. Если человеком движет сердце, полное сострадания, он не будет ссориться с людьми. 
(Бусидо)


Молчаливый и сосредоточенный рабочий, в действительности, ближе к принципам, чем псевдоинтеллектуал, готовый протестовать по любому поводу. Лишившись суровости не станем ли мы очередной современной «демократической» страной, another brick in the wall? Если шаман собирается куда-то пойти, но выходит из юрты и видит странное животное, он возвращается обратно и может несколько дней не выходить пока не поймёт, что это был за знак. Любой подобный тип мышления, разительно отличающийся от современного - злейший враг для мира, который спускает все курки на народы и общества, сохраняющие мышление и принципы, отличные от легкомысленности и изменчивости.

Интересно проследить даже употребление слов "свобода от себя": так говорят в дзен-буддизме, суфизме, христианстве, в тренингах личностного роста, поэзии и психологии. Ведическая традиция имеет соответствующий термин - анахан̇ка̄ра (букв. - отсутствие того, что создаёт ощущение "я"). В  то же время - заявления о сосредоточении на себе и понятие "жить для себя" только недавно стали пониматься как нечто отличное от умственного отклонения. Слово "самурай" на японском значит "служить", на скажет ли кто-то, что эти люди были слабаками из-за того что видимо подчинялись не себе? В действительности, основной вопрос здесь - что такое это "я". Бытие многослойно, и включает всё, от бренного праха до вечного духа. На каком-то ярусе и располагается вектор самоотождествления человека, но если это "я" действительно "оторвалось от земли" и человек хотя бы внутренне пребывает в тонком состоянии, то он не станет "заботится о себе", так как "у него" и так "всё есть" уже в силу самого состояния. Чувство неполноты и желание дополнить себя чем-то тем сильнее, чем ниже направлен этот вектор "я", одновременно теряется осознание ненасытности этого устремления, и таков истинный смысл понятия "бездны ада". Приложение сил не ради принципов, а для конечного ограниченного результата также считается лицемерием или грехом во всех культурах. 

Интересно, что такую же "суровость" в других формах можно встретить повсеместно среди целеустремлённых людей, которые не тратят времени на разговоры и занятия, которые не полезны для них. Суровость здесь - средство недопущения помех и отклонений, потери сосредоточения на главных целях, и не важно, думает ли человек в таких терминах и задаёт ли себе подобные вопросы, или просто живёт так, как неосознанно научился глядя на старших. Одновременно это средство постоянного напоминания и побуждения одного человека другим, чтобы первый не терял бдительности и готовности для любого испытания, которые при должном умении не требуют затрат сил и внимания. "Каждый день делай то, чего ты боишься, и твоя жизнь быстро изменится к лучшему". Преодолевать свой страх, делать то, что считал для себя невозможным - это разрушения всякого ограниченного "я", это путь к свободе от него, свободе от ограничений. "Образование" на санскрите звучит как адхитам (бел. адукация, анг. education) - что значит "восхождение", преодоление себя, возвышение над собой. 

Жестокость эффективнее рассматривать как пищу, вызов, который надо принять и поглотить, а не повод для протеста. Протест - это расписка в собственном бессилии, признание немощи нормой и даже достоинством. В старых легендах непокорную землю стегают плетьми, чтобы она плодоносила а не умирала. Насилие и неуважение - это не объективная реальность, а оценка. Объективно существует только Абсолютное, всё остальное - относительно. Эту относительность и учит ломать нас традиция, для освобождения этого самого индивида и исполнения всех его желаний. Это и приближает преодолевающего её к Абсолютному, приближает к Богу.




04.05.2014