пятница, 23 мая 2014 г.

Парное число


Проявление мира – это создание многого из одного, или его разделение, или принесение в жертву. Об этом говорят мифы о жертвоприношении Пуруши и Осириса и многие другие. Чтобы мир не прекращал существования, этот процесс должен постоянно воспроизводиться. Это постоянное обновление равнозначно причастию, непрерывному процессу, который только снаружи выглядит дискретным. Его этапы, ступени этого процесса постоянной (sadā) жертвы первоначала – века, или эры истории мироздания.
Первым шагом такого разделения является образование пары, так как, первое движение разделения делит целое именно на две части. О ней говорят разными именами – творец и творение, небо и земля, сущность и субстанция, пуруша и пракрти, брахман и майа, Шива и Шакти, ян и инь; продолжать можно очень долго; отличаются в этих случаях способы разделения, или, точнее, рассмотрения; неизменным остаётся количество составляющих, и двойка действительно фундаментальна, т.к. все последующие числа (менее в количественном, а более в символическом смысле), рассматриваемые как нумерологические числа составляющих универсальной иерархии, являются только выделением составляющих между этой первой парой, и такое дробление можно осуществлять неограниченно долго. Так, троица – субъект, объект и отношение (Отец, Сын и Дух) состоит из первой пары (которую здесь представляют объект и субъект) и связи между ними – духа. Именно из-за своего подчинённого здесь значения он всегда перечисляется третьим. Те же отношения в связке атман, джива и жняна, где роль связи выполняет знание, которое упраздняется при отождествлении субъекта и объекта, что возвращает три к двум, чтобы и два вернуть к Одному. Об этом сказано так:

Из писаний поняв мудрость – то высшее знание,
как солому ради зерна, совсем пусть отбросит писания.

Амритабинду Упанишада, 18.

 Своим предопределённым результатом первое разделение существенно отличается от деления дальнейших ступеней, так как последующие действия уже не имеют определённого результата. Таким образом, между двойкой и всеми остальными числами не равными единице пролегает граница, после которой начинается область случайного и частного. Первая пара сочетает в себе определённость, и изменчивость и является границей между неизменностью единицы и множеством, начинающемся с тройки. Второе движение деления может разделить изначальное целое как на три, так и на четыре части, и именно поэтому за тройкой начинается область изменения и неопределённости.
Обобщение, или синтез, – путь к источнику проявления, разделение или анализ – путь в множество, неспособному исполнить и завершить себя; часто символом бесплодного по отношению к высшей цели служит накопление богатств или иного конечного результата. Попытка достижения бесконечного аналитическим способом, что в случае неопределённого множества невозможно, сравнивается с бездной ада и выражается в метафорах наподобие «пить и не напиться», что указывает на ошибочность самого метода, которым предполагается достичь результата. Дуалистическое рассмотрение мира следует, безусловно, верным путём, собирая или группируя множество вокруг двух полюсов, но дальнейшее движение наверх, к Единому, которое и является конечной целью, подразумевает качественно иное действие, состоящее в стирании самого понятия границы субъекта и объекта познания (см. "Традиционное понимание нетрадиционного"). Если какое-то учение принято называть дуалистическим, это вовсе не означает, что оно такое само в себе, ведь действие собирания, применённое к множественности и стирающее границы между всем у одного и всем у другого полюса (о мáлѣ бы́лъ еси́ вѣ́ренъ, надъ мнóгими тя́ постáвлю, Мф. 25:21) даже по инерции подразумевает стирание границы между двумя конечными полюсами.
Например, учение санкхйи (само название которой значит «подсчёт») как раз направлено на сведение, калькуляцию всей множественной области в пару пуруши и пракрти, и не имеет значения, что более высокую область единства санкхйа подчёркнуто не рассматривает.
Исходя из этого становится понятно, почему все древние языки имеют парное число отличным от множественного, и соответственно, можно увидеть, как в современных языках множественность (олицетворяемая подчёркнуто трёхглавым демоном, например, в Ведах, Авесте и русских сказках, что есть то же что и Цербер, которого нужно победить для выхода из аида) захватила в современном сознании область парного (И от­вѣщá [дýх нечи́стый] глагóлялегеóнъ и́мя мнѣ́, я́ко мнóзи есмы́. Мк. 5:9). Этот же принцип приложим и к алфавиту, и первой дуальностью в нём является фундаментальное разделение на гласные и согласные звуки, которое лежит в основе самой речи.
Санскритское слово акшара аналогично русскому «слог», под ним понимается как сам гласный звук, так и его сочетание с одним или несколькими согласными, и даже слово. Что же значит такое акшара? В первую очередь гласный, безо всякого отношения к согласным. Обычно этимологически слово акшара рассматривают в смысле неразрушимости, неделимости. Действительно, ни одного согласного звука нельзя произнести без гласного, и поэтому этот сочетание неделимо, но равнозначны ли слагаемые? Ни в коем случае, так как согласный без голоса не имеет никакого звучания, а гласный, напротив, образует слог в одиночестве. Построение письменности вокруг пары гласный-согласный находимо во всех древних индоевропейских, и не только индоевропейских письменностях. Слово акшара, помимо сказанного выше, не может быть не связано с  «акша» – ось (лат. axis). Действительно, один гласный является осью, на которую можно нанизать любое количество согласных при словообразовании. Дхату (корни) санскрита образованны именно вокруг одной гласной. 
«Из букв я – "А"» говорит Кришна в Бхагавад Гите (10:33), и написание в деванагари именно этой гласной, стоящей и поныне первой в алфавитах представляет собой вертикальную черту, обозначающую ось.
Весьма вероятно, что именно проза, как речь лишенная гармонии, появляется при вырождении, а поэзия является первоначальной речью. Это предположение косвенно подтверждают древнейшие из имеющихся текстов – изобилующие множеством размеров, которые впоследствии только сокращались и терялись, логическим завершением чего и надо считать прозу – отсутствие всякого размера. Слоговая часть метрической науки, как науки о ритмах поэтической речи, также свидетельствует о первичности гласных звуков, ведь, как известно, именно количество гласных строки является первичным параметром поэтического размера. Лишним будет добавлять, что количество согласных, как правило, не рассматривается и может иметь значение только в некоторых особых случаях. Например,  аллитерация – или рифма по сочетаниям согласных – уникальное, но относительно позднее и западное явление, которое никак не затрагивает сути вопроса.
В санскрите невозможно последовательное произношение двух гласных без остановки говорения между ними, в то время как согласные могут соединяться друг с другом в любом количестве. Сам принцип образования лигатур на письме как раз и отражает их неразличимость, пассивность и определённую неполноценность по отношению к той гласной, на которую они, как на ось, крепятся. Слово вйаньджана (переводимое обычно как «согласный звук») имеет смысл «украшения, уточнения, развития». Но, все эти действия должны быть применены к чему-то, являющемуся изначально обширным, трудно понимаемым, сокрытым в себе. Очевидно, что эти свойства имеет именно гласный звук, а точнее его смысл (как корня), который именно и позволяет раскрыть и сделать себя конкретным и частным подобным образом.
Махешвара-сутры, являясь источником и санскрита и науки о нём, которая потребовалась с течением времени, начинаются с гласных, которые переходят в полугласные, и завершаются согласными. Здесь это аналогично принципу построения трёх миров – непроявленному (как источнику всего), тонкому (как посреднику), и грубому (как окончанию творения). Эти рассуждения можно продолжать, говоря о гунах и тримурти, но это тема для отдельного рассмотрения.

 Кто знает алфавит, что есть слоги? 
Сканда Пурана 1.5.22.





Комментариев нет:

Отправить комментарий